RSS

Почему Путин не торопится заявлять о присоединении Крыма

18 Мар

mainputin

Кратковременная польза не перекроет стратегических, на десятилетия, потерь.

Лидеры США и ЕС требуют от Владимира Путина отказаться от планов аннексии Крыма. Между тем российский президент, готовящийся выступить по крымскому вопросу перед Федеральным Собранием, ни разу не заявлял о таких планах. Непосредственно перед состоявшимся референдумом он сказал, что Россия с уважением отнесется к выбору населения Крымского полуострова (что можно трактовать довольно широко), а на пресс-конференции 4 марта и вовсе сообщил, что вариант присоединения Крыма к России не рассматривается. Смеем предположить, что Путин, для которого его собственное слово не пустой звук, особенно в международных отношениях, останется верным своим высказываниям. Тем более что риски присоединения Крыма могут значительно и надолго перевесить выгоды. Отметим основные.

Присоединение Крыма к России запускает «парад самоопределений» в других регионах пророссийского юго-востока Украины – Донецке, Харькове, Луганске и т.д. Разве мы сможем отказать тамошним «русским братьям», пойдя навстречу пожеланиям жителей Крыма? А это уж точно – раскол Украины, базы НАТО в западной части того, что появится на ее месте, и полноценная «холодная» война, включая дорогостоящую, если не разорительную гонку вооружений (к слову, 90% высокотехнологичного оборудования мы закупаем именно в Европе и США и сможем ли без них обеспечить обороноспособность своей страны — вопрос). И «если завтра война», пусть и «холодная», не удивимся тому, что Киев повторит судьбу послевоенного разделенного Берлина. Звучит неправдоподобно? Ну, так все происходящее сегодня на Украине еще совсем недавно тоже выглядело неправдоподобно.

Присоединение Крыма к России распаляет украинских радикалов, устами лидера «Правого сектора» Яроша уже пообещавших нам ответные «реплики» на Кавказе и в Поволжье (а там и до Урала с Сибирью относительно недалеко). Наши эксперты и до украинского кризиса указывали на угрозу экстремистских «набегов» с российского подбрюшья, что уж говорить об условиях всеобъемлющего противостояния, когда «партизаны» типа Яроша будут профинансированы, обучены и вооружены нашими могущественными недругами. Так что не исключим, что через какое-то непродолжительное время сам «освобожденный» Крым столкнется с вооруженным сепаратизмом крымских татар.

2(791)

«Присоединение Крыма к России запускает «парад самоопределений» в Донецке, Харькове, Луганске»

РИА Новости/Игорь Чекачков

Присоединение Крыма к России открывает дорогу сепаратистам не только в разочаровывающем Путина западном мире (в Великобритании, Бельгии, Испании и т.д.), но и на российских пространствах. Сейчас перспектива сжимания России выглядит тоже фантастично, но стоит просесть экономике – и интересантам можно будет браться за дело, используя крымские лекала.

А в том, что экономика просядет, сомнений нет. Во-первых, по подсчетам скончавшегося накануне Александра Починка, которые он озвучил буквально неделю назад нашим коллегам из канала «Дождь», только на пенсии крымчанам (включая военных) Россия будет ежегодно тратить до 120 млрд рублей. Плюс финансирование бюджетной сферы, развитие инфраструктуры: сейчас по транспорту, газу, электричеству, воде и теплу Крым привязан к «большой» Украине. Кстати, и к ее туристическим потокам: россияне обеспечивают только треть их, остальное – вклад украинцев. Итого, прикинул Починок, в районе 3 трлн рублей, то есть, грубо говоря, 100 млрд долларов. А вот выгода от присоединения Крыма, по подсчетам экспертов, составит для России всего порядка 10 млрд долларов (здесь заложена экономия на содержании Черноморского флота, на строительстве «Южного потока» в обход Украины по дну Черного моря и т.д.).

Во-вторых, готовясь к вероятному присоединению других восточно-украинских земель, мы не должны забывать, что, будучи президентом, дончанин Янукович по полной программе дотировал угольную отрасль, аж на 2,5 млрд долларов в год. «Предприятиям Донецкой области в 2013 году удалось возместить из казны 129% уплаченного ими в бюджет НДС. По льготным ценам доставался промышленности востока и газ – по 260-290 долларов за 1000 куб. м. вместо закупочных 410 долларов. Производительность труда здесь в 7-9 раз ниже, чем в ЕС, энергоемкость больше в 4-6 раз, а технологии в большинстве своем остались советскими», — проанализировали в «Ведомостях» известные экономисты Валерий Зубов и Владислав Иноземцев. Вопрос: потянет ли Россия в условиях мировой экономической турбулентности Крым и другие ныне украинские территории, естественно, в ущерб своим собственным?

3(678)

«Разругавшись с европейцами по политическим причинам, мы вполне рискуем утратить рынки сбыта своего «национального достояния»»

РИА Новости/Дмитрий Астахов

В-третьих, в условиях новой «холодной» войны Россия вряд ли сможет рассчитывать на благосклонное отношение западных деловых партнеров. Это означает бегство инвестиций (по оценкам Алексея Кудрина – по 50 млрд долларов в квартал), дальнейшее падение рубля, отказы в кредитовании, заморозку проектов. Да, у нас есть весомый аргумент в виде 35% нефти и 50% газа, потребляемых Европой, в основном Германией. Но только пока. Главный редактор сетевого еженедельника The Russian Energy Михаил Крутихин напоминает: Европа (и Украина, кстати, тоже) уже сегодня снижает свою зависимость от российских энергоносителей благодаря, например, Катару, а к концу десятилетия обострится конкуренция в поставках сланцевых углеводородов из США, Канады, Великобритании.

Разругавшись с европейцами по политическим причинам, мы вполне рискуем со временем, в принципе, достаточно скоро, утратить рынки сбыта своего «национального достояния» (переговоры по «Южному потоку» Евросоюз уже остановил). И куда мы с ним? В Китай? Но только по устраивающей его цене, и ни центом больше: ведь, кроме нас, на Китай работают Средняя Азия, Африка, Австралия. А если он начнет производить собственный сланцевый газ (а это более чем возможно)? А если Америка подружится с Ираном, занимающим по запасам природного газа второе место после нашей страны, как в 70-е подружилась с Китаем? Что тогда будет с нашей долей на мировом энергетическом рынке? Вот и контраргумент для тех, кто в обозримом будущем и на 100 лет вперед видит Крым экспортером природного газа.

И последнее. Пример Януковича и его окружения, а также ближайших сподвижников Путина, над которыми нависли индивидуальные санкции США и ЕС, – явный сигнал российской элите: национализируйся! Вот только чем обернется такая «национализация»? Не исключаем, что «железным занавесом» со всеми непривлекательными последствиями: радикальным усилением «духовных скреп», зажимом политических прав, свободы слова и т.д. И тогда – бегство из страны десятков тысяч наиболее образованных, квалифицированных, инициативных — тонкого, но такого ценного, такого нужного России слоя инноваторов.

4(499)

«У Владимира Путина есть еще возможность выйти из спора наставником, не менее авторитетным, чем Генри Киссинджер»

РИА Новости/Алексей Дружинин

Итак, мы не видим, чтобы кратковременная, в основном эмоционального свойства, польза от присоединения Крыма перекрывала среднесрочные и долгосрочные потери. Согласимся с Гейдаром Джемалем, полагающим, что геополитические соперники России намеренно втягивают ее в большую беду. И до последнего надеемся на то, что здравомыслие возьмет верх в умах наших руководителей. Восстановление исторически выверенных границ «русской цивилизации» (а именно это, по большому счету, мы наблюдаем в эти дни) – дело, конечно, достойное фанфар, но надо бы поаккуратнее, с прицелом на десятилетия, а не до конца президентского срока. Посему смеем рассчитывать на то, что ключевое слово в симоновском стихотворении, опубликованном министерством иностранных дел, — «жди».

С нашей точки зрения, до сих пор наше политическое руководство вело себя весьма благоразумно. Ведь что говорит Владимир Путин Западу, «отзеркаливая» ему Крымом Косово, Ливию, Сирию? Что молниеносное разрушение суверенитета и государственности с помощью кучки профессиональных головорезов и игры на нервах обездоленного населения недопустимо. Что в глобализирующемся мире остается место национальным интересам – геополитическим, экономическим, гуманитарным и т.д., и их неуважение ведет к эскалации противостояния с малопредсказуемыми для всех последствиями. Что залог мира не в узурпации власти в мировых масштабах, не в безапелляционном насаждении своих стандартов (что, отметим попутно, неминуемо ставит Украину в положение очередного «сырьевого придатка» ЕС), а в нахождении взаимных интересов, многообразных и сложных, как сам мир.

У Владимира Путина есть еще возможность выйти из этого спора наставником, не менее авторитетным, чем Генри Киссинджер, который в эти дни написал: «Если Украина хочет выжить и процветать, она не должна превращаться в форпост одной стороны против другой, она должна стать мостом между ними». В данном случае лучше уподобиться великому старцу, чем недальновидным современникам.

Александр Задорожный

znak.com

Реклама
 

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: