RSS

1939 год. Аннексия Клайпеды (Мемеля)

24 Мар

BjWrr8iCYAAiWHV

75 лет назад, 22 марта 1939 года, Литва вынуждена была принять выдвинутый 20 марта германский ультиматум о передаче Германии под угрозой применения военной силы Клайпедского края. Министры иностранных дел Германии и Литвы Иоахим фон Риббентроп и Йозас Урбшис подписали в Берлине соответствующий договор.

Еще до подписания договора германские войска оккупировали Клайпеду. На борту крейсера «Дойчланд» в Мемель, в населении которого преобладали немцы, прибыл Гитлер, который 23 марта принял парад и произнес речь с балкона городского драмтеатра перед толпой приветствовавших его горожан.Он процитировал слова германского гимна: «От Мааса до Мемеля… Германия, Германия превыше всего в мире».

Британский премьер Невилл Чемберлен отправил фюреру личное письмо, где писал, что «он полностью понимает необходимость урегулировать этот вопрос именно теперь, хотя не может сказать об этом открыто».

Источник

Как это было

Клайпедский край в составе Литвы (в отличие от чехословацких Судет) имел статус автономии. Там был свой маленький парламент – сеймик, своя автономная полиция и даже свое автономное гражданство. Среди населения города немцы составляли подавляющее большинство. Губернатор назначался из столицы Литвы и был, разумеется, литовцем.

Еще за год до захвата Клайпеды правительство Германии, лидеры нацистской партии и СС начали вести активную подрывную работу среди немецкого населения Мемеля – так они называли Клайпеду. Примерно теми же методами и с теми же целями, что и в Судетской области Чехословакии. И результаты вскоре стали заметны невооруженным глазом. По улицам литовской Клайпеды уже в 1938 году маршировали штурмовики, а в немецких школах учителя приветствовали детей возгласом «Хайль Гитлер!». Уже через три недели после Мюнхена Гитлер приказал разработать план аннексии Мемеля. Англия и Франция были гарантами статуса Клайпедского края. Однако их послы в Берлине лишь скромно просили германское правительство «повлиять на немецкое население Мемеля», которое, судя по многочисленным донесениям, «готовит восстание».

20 марта 1939 года, в тот же день, когда правительство Литвы со своими генералами обсуждало варианты вооруженного противодействия немцам, министр иностранных дел рейха фон Риббентроп принимал в Берлине своего литовского коллегу Йозаса Урбшиса. Фактически балтийской республике был предъявлен ультиматум: Риббентроп потребовал, чтобы Литва передала Германии навечно Мемельский край, в противном случае «фюрер будет действовать с молниеносной быстротой».

На следующий день, 21 марта, состоялось экстренное заседание правительства Литвы. Судя по тому, что продолжалось оно целых пять часов, решение принималось в мучительных спорах. Однако стенограммы почему-то не сохранилось. Возможно, она была уничтожена намеренно. Для истории, к сожалению, остались лишь полторы странички текста краткого протокола (перевод с литовского):

«Протокол заседания Совета министров Литвы по вопросу о притязаниях Германии на Клайпедский край 21 марта 1939 г.
Министр иностранных дел Й. Урбшис доложил: министр иностранных дел Германии фон Риббентроп в беседе, имевшей место 20 числа этого месяца, заявил, что Клайпедский край был отделен от Германии по Версальскому договору вопреки праву народа на самоопределение. После этого край заняла сначала французская, а позже – литовская армия. Подобная несправедливость могла совершиться и допускаться до тех пор, пока Германия была бессильна. Теперь создалось иное положение, и Клайпедский край должен быть возвращен рейху.

Если литовское правительство склонно вернуть Клайпедский край путем соглашения, то правительство Германии готово пойти навстречу и удовлетворить интересы Литвы в Клайпедском порту. Но если литовское правительство не хотело бы идти этим разумным путем, то Клайпедский край был бы возвращен Германии другим путем. Если бы там произошли столкновения и хоть один немец погиб, тогда уже не мы, политики, занимались бы этим делом, а войска, начав поход, неизвестно где остановились бы. После начала военных действий германское правительство больше ни на какие переговоры не пошло бы.

Кроме того, фон Риббентроп, отвечая на вопрос господина Урбшиса, подчеркнул, что он не может назначить срок для ответа, но следует иметь в виду, что 25 марта собирается сеймик и что это может привести к ситуации, когда урегулировать вопрос мирным путем будет поздно.

В своей речи фон Риббентроп раза два подчеркнул, что никаких других устремлений в отношении литовского народа Германия не имеет.

Министр иностранных дел обещал фон Риббентропу сообщить о требовании правительства Германии и дать срочный ответ.
Совет министров, обсудив создавшееся положение и не находя другого выхода, считает, что он вынужден принять требование германского правительства.

Вместе с ответом на требование германского правительства вручить ему также протест. Подготовка текста протеста поручается чрезвычайному и полномочному министру при Квиринале С. Лозорайтису.

Перед лицом грозящей со стороны Германии опасности Совет министров не находит возможным выполнить требования ст.15 конвенции, заключенной между Литвой, Британской империей, Францией, Италией и Японией о клайпедской территории. Президент республики
Премьер-министр
Генеральный секретарь Совета министров»

030105125919

События развивались стремительно. Не дожидаясь официального ответа от Литвы, канцлер Германии Адольф Гитлер отправился в Мемель на флагмане германских ВМС линкоре «Дойчланд». При захвате сухопутной Австрии и Чехословакии военно-морской флот рейха не мог покрасоваться и проявить себя. Теперь такая возможность представилась. Литовцам по официальным каналам дали унизительный совет: «Во избежание пустой траты времени отправить специальным самолетом в Берлин полномочных представителей для подписания документа о передаче района Мемеля Германии».

22 марта 1939 года литовскую делегацию ждали в Берлине весь день. Она прилетела в столицу рейха лишь вечером и не торопилась подписывать акт о добровольной передаче района Мемеля Германии, хотя уже имела в портфеле соответствующее решение своего правительства. Трудно сказать, надеялся ли руководитель делегации чрезвычайный и полномочный министр Лозорайтис на какое-то чудо, или просто хотел напоследок помотать немцам нервы.

Литовские проволочки заставляли фюрера мучиться физически: его мутило – в открытом море он сильно страдал от морской болезни. Дважды за ночь Гитлер посылал срочные радиограммы в Берлин. Наконец, 23 марта в половине второго ночи фон Риббентроп передал канцлеру по радио, что литовцы документ подписали. Если бы они этого не сделали, Адольф Гитлер был готов войти в город с боем.

Ровно за неделю до морского похода в Мемель Адольф Гитлер триумфально въехал в столицу Чехословакии Прагу. Мощное и богатое центральноевропейское государство перестало существовать. А ведь отмобилизованные вооруженные силы Чехословакии насчитывали 2 миллиона солдат и офицеров, 469 танков и 1582 самолета. И эта армия отдала страну без боя.

Что могла противопоставить Германии маленькая Литва? Кавалерийскую бригаду и три пехотные дивизии общей численностью в 24 тысячи человек при 44 легких танках и 110 самолетах. У республики был всего один военно-учебный корабль с шестью пулеметами и двумя пушками «Эрликон» двадцатимиллиметрового калибра. Для сравнения: флагман германского военно-морского флота, на котором фюрер отправился в Мемель, имел восемь торпедных аппаратов и четырнадцать мощных орудий. В том числе шесть 280-миллиметровых.

Фон Риббентроп дал ясно понять литовцам, что, вступив в бой за Клайпеду, они потеряют всю страну. Конечно, очень больно, когда рубят руку. Но было бы глупо подставлять при этом еще и голову. К тому же Литве подсластили горькую пилюлю и посулили пряник – свободную зону в клайпедском порту и аренду всех недавно построенных там сооружений.

А что случилось бы, если Литва не отдала бы немцам Клайпеду и вступила бы за нее в бой? Вполне возможно, что тогда Вторая мировая война могла бы начаться 23 марта в Клайпеде. Ведь Великобритания и Франция, гарантировавшие статус края, обязаны были в таком случае заступиться. Конечно, можно было бы кровью тысяч солдат вписать героическую страницу в историю литовского народа. Однако в геополитическом и территориальном отношении Литва из-за этого наверняка только проиграла бы. Особенно учитывая все последующие события.

Ведь как это ни парадоксально, но именно деятельность Адольфа Гитлера помогла очистить город от немцев. В начале 1945 года Мемель под бомбежками и обстрелами превратился в кромешный ад. Там не осталось почти ни одного мирного жителя. Все уцелевшие немцы стали беженцами, а город заселили совсем другие люди.

Вот так и сейчас — о том, кто будет жить в Севастополе мы узнаем через несколько лет. Будут ли там преобладать, как сейчас, русские? История дает повод в этом усомниться. Почему им там не жилось? О том они будут тщетно объяснять своим потомкам.

А Крым скорее всего станет, в итоге, опять татарским и по праву. Остается лишь подождать

Эхо России

Реклама
 

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: