RSS

К расстрелу Майдана причастны снайперы «Альфы», обученные в ФСБ

01 Апр

1396262913706.cached

Первый выстрел снайпера в серии снайперского огня на киевской площади Независимости раздался вскоре после 9:00 в первой половине дня 20 февраля. Снайперский огонь длился около семи часов вплоть до 4:00 во второй половине дня, когда подошел к концу самый кровопролитный день в многомесячной борьбе за свержение президента Украины Виктора Януковича.

Многие из 53 убитых скончались от точных выстрелов в голову или шею – типичных ранений, наносимых профессиональными снайперами, тогда как другие были застрелены во время близкого боя от менее профессиональных убийц, вооруженных автоматами АК-47.

Большая часть фотографий, сопровождающих эту статью, были сделаны 20 февраля. Они раскрывают правду о том, кто осуществлял расстрел на площади Независимости в этот день – роковой день для Украины и Европы, ставший свидетелем худшего политического насилия на континенте в 21-м веке. Фотографии, полученные эксклюзивно The Daily Beast, показывают, как члены ударного антитеррористического подразделения, известного как Альфа, во дворе штаб-квартиры наводившей ужас государственной службы безопасности Украины, СБУ , готовятся к бою. Семиэтажная штаб-квартира агентства занимает целый городской квартал и находится всего в трех кварталах от Майдана.

СБУ является спецслужбой – преемником украинского филиала советского КГБ и до сих пор сохраняет исключительно тесные связи с Москвой. На протяжении многих лет «ведущие функционеры СБУ приходили из КГБ», говорит Борис Володарский, бывший офицер российской военной разведки и автор книги «Отравляющаяая фабрика КГБ». Он говорит, что российская спецслужба, ныне известная как ФСБ, делала все, чтобы на протяжении многих лет сохранить глубокое проникновение в ряды ее украинского партнера и чтобы обеспечить, чтобы их «агенты и сотрудники оставались на местах». Это было нетрудно сделать во время президенства пророссийского Януковича.

Источник в разведке США говорит, что «с момента распада Советского Союза западные спецслужбы рассматривали Киев как территорию ФСБ». Инструкторы из российских спецслужб тренировали сотрудников Альфы.

По словам доктора Ольги Богомолец, одного из лидеров Майдана и кандидата в намеченных президентских выборах в Украине, фотографии, показанные ей The Daily Beast, предоставляют уникальную возможность заглянуть в то, что произошло 20 февраля. Она утверждает, что они ставят под сомнение официальное расследование событий того дня, проводимое в настоящее время по заказу временного правительства страны совместно новым главой СБУ Валентином Наливайченко и Генпрокуратурой. СБУ не ответила на телефонные и почтовые запросы для встречи с Наливайченко, чтобы обсудить содержание фотоматериала.

«Мы потребовали проведения независимого и прозрачного расследования того, кто был вовлечен в произошедшие преступления, и мы очень обеспокоены тем, что люди, проводящие следствие, являются сотрудниками органов, ответственных за расстрел», говорит Богомолец. Богомолец, врач, которую протестующие на Майдане назвали «Белым ангелом» из-за ее помощи раненым на площади Независимости, направлялась на могилу своей матери, чтобы отметить годовщину ее смерти. Когда телефонные звонки собщили ей о начале кровавой бойни, она вместо этого поспешила на Майдан.

Более ста человек были убиты и по меньшей мере 900 человек получили ранения в боях в феврале на киевской площади Независимости между силами безопасности, лояльными Януковичу, и протестующими из всех слоев общества и со всех сторон политического спектра Украины. Они были полны решимости свергнуть этот режим и положить конец его пятилетней клептократии, в течение которой он, его семья и ближайшее окружение ограбили страну в размере до 70 миллиардов долларов.

20 февраля произошел критический момент в конфликте. Это был день самого большого насилия в истории Украины в постсоветскоей время, и это был решающий день в деле свержения режима Януковича. Снайперам не удалось сломить дух противников Януковича. Но эта резня вынудила ключевых лоялистов в его правящей Партии регионов, в том числе мэра города и членов Рады, или парламента, покинуть ее. На следующий день Янукович бежал из столицы, а затем и из страны.

По меньшей мере 53 погибших 20 февраля удвоили число жертв предыдущих двух дней. Сначала протестующие отступали. Волны координированного снайперского огня снайпера и атак ОМОНа заставили их отступить. Но в конце концов им удалось закрепиться на Майдане. Большая часть их баррикад осталась под их контролем. Они эвакуировали свой сгоревший штаб в высотном здании профсоюзов, из которого по-прежнему вырывались столбы черного дыма. Но они по-прежнему удерживали несколько административных зданий вокруг площади Независимости.

Многие из протестантов, опекавших раненых и скорбивших над убитыми, были шокированы. Но подготовка к бою на следующий день показала, что ни снайперским огнем, ни кровопролитием их не удалось поколебать. Тысячи людей работали, чтобы восстановить баррикады, трудясь ледяной, окутанной дымом, ночью, используя все, что попадалось под руку – шины, кирпичи, обломки – в то время как другие люди на соседней станции метро изготавливали бутылки с зажигательной смесью.

На следующий день Янукович бежал из столицы, вначале – в столицу восточной Украины город Харьков, затем – в Крым, с тем чтобы в конце концов отправиться в изгнание в российский город Ростов-на-Дону, откуда он пригрозил вернуться. Он, его помощники и ведущие российские чиновники с тех пор обвиняют организаторов Майдана или американцев в том, что это они были организаторами расстрела 20 февраля, намеренно устроившими резню в пропагандистских целях, надеясь получить политическое и дипломатическое преимущества.

Уникальные фотографии и видео размером в 90 гигабайт, имеющиеся в распоряжении The Daily Beast, предоставляют убедительные доказательства того, что резня на Майдане на самом деле была преступной и безумной атакой, осуществленной по приказу пророссийского режима Януковича и была осуществлена его жестокими сторонниками. Но это не помешало Кремлю попытаться придумать ​​собственную историю об этих событиях.

В телефонном разговоре с президентом США Бараком Обамой в пятницу вечером Путин пожаловался на «разгул экстремистов, которые безнаказанно совершают акты запугивания по отношению к мирным жителям, органам государственной власти и правоохранительным органам в различных регионах и в Киеве». По меньшей мере это следует из кремлевского сообщения об этом телефонном разговоре.

Московский посол в ООН Виталий Чуркин в четверг повторил утверждения a la Russia Today, будто бы посольство США в Киеве стояло за снайперами, однако не предоставил для своих обвинений никаких документальных или фото доказательств. И Александр Якименко, бывший глава СБ при Януковиче СБУ, заявил в интервью в начале этого месяца на российском телеканале Россия, что снайперы начали стрелять в Беркут, спецподразделение МВД, но затем перенесли огонь на анти-правительственных протестующих.

Бывший глава СБУ предположил, что снайперы могли быть иностранцами, в том числе наемниками из бывшей Югославии, нанятыми лидерами Майдана. На самом же деле балканские наемники действительно неожиданно возникли в последнее время в Украине, но в рядах бандитствующих, поддерживаемых Кремлем местных т.н. «отрядов самообороны», помогавшим российским войскам устанавливать контроль Москвы над Крымом.

Утром 20 февраля во дворе штаб-квартиры службы, руководителем которой тогда был еще Якименко, находились десятки людей, многие из которых были идентифицированы бывшими офицерами СБУ и военными экспертами из частного сектора из различных западных стран, посмотревших эти фотографии, в качестве сотрудников элитного спецподразделения Альфа.

Фотографии, сопровождающие эту статью, показывают, как сотрудники Альфы и других подразделений спецназначения СБУ и МВД надевают бронежилеты, шлемы и другое обмундирование, разбирают боеприпасы, спортивные снайперские винтовки и модифицированные автоматы АК. У некоторых сотрудников Альфа имеются летальные осколочные гранаты. «Это не тот тип средств, какой используется для разгона толпы и борьбы с беспорядками», отметил, рассматривая фотографии, удивленный западный специалист по оборонным вопросам.

С раннего утра до полудня 20 февраля члены спецподразделения Альфа появлялись и исчезали во дворе национальной штаб-квартиры СБУ, в то время как в трех кварталах от него на Майдане разносилось эхо стрельбы. Нет ни одной фотографии двора, которая была бы сделана простыми украинцами, не связанными с какими-либо государственными органами в Украине или за рубежом. Все материалы были сняты сотрудниками спецслужбы для себя, а номера их видеокамер соответствуют метаданным на прилагаемых цифровых фотографиях и видеофайлах.

Многие из сотрудников Альфы на фотографиях надели желтые или белые нарукавные повязки перед тем, как они покидали двор, они также надевали на себя лыжные маски, чтобы скрыть свою внешность. Повязки использовались для того, чтобы можно было идентифицировать себя с первого взгляда среди сотрудников ОМОНа и других подразделений режима в разгар безумных уличных столкновений. По данным протестантов, посмотревших фотографии, использованные элемены одежды – черные тактические комбинезоны, зеленые тактические жилеты и бронежилеты – не соответствуют обмундированию и одежде ОМОНа. Они говорят, что их комбинезоны имеют другую конструкцию, они говорят, что верхняя зеленая одежда также им не соответствует.

«Их лица не скрыты», воскликнула Мария Томак, 26 -летний следователь из группы правозащитников, называемой ЕвроМайдан SOS, когда ей показали фотографии. ЕвроМайдан SOS проводит собственное расследование расстрела 20 февраля, но она и ее коллега говорят, что ранее они никогда не видели фотографий или видео, снятых во дворе штаб-квартиры СБУ 20 февраля. Они отмечают, что мужчины без лыжных масок могут быть идентифицированы. «В Альфе только около двухсот сотрудников», говорит Анастасия Розлертская, 27-летняя активистка.

Несмотря на это, насколько известно, СБУ так и не поймала, не задержала не объявила в розыск тех, кто был во дворе штаб-квартры СБУ в то утро, и кто готовился начать войну против мирных жителей. У СБУ могут быть свои собственные источники информации, есть камеры видеонаблюдения, охватывающие двор, хотя западный специалист по оборонным вопросам предупреждает, что цифровые записи могли быть уничтожены до того момента, как произошла смена высших руководителей СБУ после бегства Януковича.

Сорокапятилетний Борис Асеев, веб-дизайнер, был одним из гражданских лиц, раненных 20 февраля. Он ночевал на Майдане с начала протестов в ноябре. Он был полон решимости продолжать бороться. Худой человек с небольшой бородкой борется с заиканием, чтобы объяснить, что с ним случилось в тот день. Его перевязанная правая нога лежит на табурете в его квартире, а костыли прислонены к холодильнику. Его жена порхает рядом.

Асеев говорит, что не знает, когда был произведен первый выстрел. «Я не смотрел на часы», говорит он. «Но это было утро». Слева от него на экране компьютера заморожена картинка с протестантами, одетыми в разноцветные шлемы и поднявшими самодельные щиты. Он был рядом с пешеходным мостом чуть ниже отеля «Украина», советского здания, нависающего над площадью Независимости, когда пуля АК-47 попала ему в ногу. Когда он пытался самостоятельно выбраться с линии фронта, в него дважды попали пули из другого Калашникова, разрывая мышцы и сухожилия его правой ноги, затем пуля снайпера снова ударила в ту же ногу.

Кровь хлестала из ран. Люди кричали. Стрельба шла кругом, когда другой протестант помог Асееву добраться до гостиницы Украина к импровизированной клинике на первом этаже, укомплектованной добровольцами врачами и медсестрами, среди которых была и Богомолец.

Она говорит, что Асееву повезло остаться в живых. «Первые снайперы, вероятно, работали уже между девятью и десятью часами утра, а последний человек был убит около 4:00 вечера. Большинство людей, кто был убит рядом с отелем Украина, погибли между 11:00 и 1:00. Двенадцать из них умерли в холле отеля Украина. У нас было восемь хирургических столов, и врачи делали невероятную работу, пытаясь спасти их жизни». Но «раны были очень тяжелыми. Снайперы стреляли в сердце, в шею, в мозг, в глаза. Так что в течение нескольких минут большая часть раненых умерла», говорит она.

В лобби отеля Украина был беспорядок с врачами и волонтерами, скользящими на крови, заливавшей пол, зовущими о помощи, лихорадочно работавшими, чтобы сделать все возможное, чтобы поддержать их жизнь. Приносили новых раненых. Мертвых переносили наверх в ресторан, превращенный в морг.

В странном пост-скриптуме к расстрелу через несколько дней после резни министр иностранных дел Эстонии Урмас Паэт говорил с верховным уполномоченным по иностранным делам ЕС Кэтрин Эштон. Их телефонный разговор был перехвачен и размещен для публики на YouTube, скорее всего российскими спецслужбами или их союзниками. Слышно, как Паэт говорит, что доктор, бывший на Майдане во время перестрелок, сказала ему, будто бы снайперы стреляли в обе стороны – в сторону и полиции и протестантов, и что снайперы действовали по приказу оппозиции. Богомолец была идентифицирована как его источник. Однако она говорит, что понятия не имеет, как Паэт мог подумать то, о чем она якобы ему говорила. «Снайперы убивали протестантов», говорит она. «Может быть, это было недоразумение», добавляет она.

Более месяца спустя лобби отеля Украина больше не является сценой отчаяния или бойни. Рядом с отелем на сцене Майдана громкоговорители передают речи и песни выступающих. Майдан находится в боевом настроении, в ожидании приказа Путина своим войскам пересечь границу и захватить еще больше украинской территории. Холмы цветов и самодельных алтарей, напоминающих о павших, украшают Майдан, и потоки украинцев до сих пор приходят отдать им дань уважения, говоря, что Майдан стал местом рождения новой Украины.

Сидя в углу лобби отеля и рассматривая некоторые из фотографий от 20 февраля, Адриан Каратницкий, бывший президент нью-йоркского Freedom House, некоммерческой организации, выступающей за политическую свободу и права человека, говорит, что фотографии являются «уликами», «вносящими важнейший вклад в приближение к истине». Он отмечает близость штаб-квартиры СБУ к месту расстрела. «У них было то самое оружие, которое было использовано».

Посол США в Украине Джеффри Пайетт сказал после того, как увидел фотографии: «Эти фото могут быть очень важным свидетельством того, что произошло 20 февраля. Они добавляют необходимости и срочности полного, тщательного и беспристрастного расследования расстрела на площади Независимости. Украинцы имеют право знать правду, они ожидают, что виновные в убийствах людей, и те, кто отдавал приказы снайперам, должны быть привлечены к ответственности».

Большая часть движения во дворе СБУ 20 февраля происходила между 9:00 и 10:00 и затем через полтора часа между 11:40 и полуднем, когда группа сотрудников Альфы вернулась во двор и села в фургоне, выглядя уставшими. На видео, снятом примерно в это же время, два сотрудника Альфа приветсвуют друг друга жестом, как бы говорящим о хорошо выполненной работе.

На следующий день – снова много движения во дворе, но оно уже совершенно иной природы. Выполняемые операции не являются подготовкой к бою или ротацией бойцов. Это меры, сопровождающие поспешное отступление. Янукович бежал, и режим быстро разваливался. СБУ по-видимому, прикрывает следы, избавляется от улик, пытаясь спрятать концы. День начинается с дыма, поднимающегося из одной из труб, возможно это происходит сожжение документов, напоминающее аналогичные сцены во время антикоммунистических революций в Восточной Германии или Румынии в 1989 году.

Видны четверо мужчин в военной форме, загружающие массивные сейфы на тележку. Западные эксперты по оборонным вопросам подозревают, что они были заполнены весьма конфиденциальными разведывательными файлами, местом их назначения, скорее всего, должна быть Москва. Видны другие люди в черных комбинезонах, деловито заменяющих украинские знаки на нескольких синих, белых и серых фургонах VW и Mazda. И на одном файле – это также было заснято на видео – видна пара сотрудников Альфы, грузящих в фургон что-то, что выглядит как ящик боеприпасов и оружие, завернутое в холщевый ружейный мешок.

На вопрос, что он думает о людях, которые стреляли в него, Борис Асеев говорит, что он не имеет никаких претензий к ним. «Они – зомби», объясняет он. «Я думаю, они просто существа, манипулируемые Януковичем и Путиным».

Новый министр юстиции Украины Павел Петренко соглашается. «В эти последние четыре года не только СБУ имела очень тесные связи с Москвой и ФСБ России. Многие из руководителей наших агентств были российскими агентами – в полиции, в Министерстве обороны, в Генеральной прокуратуре», — говорит он в своем кабинете недалеко от златоглавого Свято-Михайловского собора, куда многие раненые были доставлены в ночь на 20 февраля, из опасения, что они будут захвачены, если они окажутся в больницах.

Петренко, юрист и бывший оппозиционный политик, качает головой, потрясенный тем, что происходило во дворе СБУ. «Это обязанность нового правительства – дать все ответы относительно тех, кто расстреливал наших сограждан», говорит он. Прежде всего он хочет быть в состоянии не только идентифицировать убийц, но и назвать «тех, кто отдавал приказы», чтобы все понесли наказание.

Петренко признает наличие серьезных проблем в нахождении правды, что не только те, кто непосредственно участвовал в расстрелах, но и многие, кто был частью режима, помогал и содействовал ему, активно его подстрекал или же молчал, постараются помешать следствию и скрыть факты. Но он говорит, что он верит в тех, кто ведет следствие. Он сказал, что надеется, что с информацией, предоставленной СМИ и с помощью друзей в Америке и Европе, можно будет получить некоторые ответы в ближайшие недели.

Для Петренко это не просто вопрос политики или политиканства, это личное. Он был на Майдане 20 февраля, тогда, когда летали пули, когда рискуя своей жизнью, как и тысячи других людей он был там, чтобы свергнуть режим, отдавший приказ на убийства. Он был там во время отчаянных атак протестантов и котратак Беркута, поддержанных снайперским огнем. Он видел, как падают люди и хлещет кровь. Пополудни он позвонил своей помощнице, чтобы поблагодарить ее за все, что она для него сделала, добавив, что он надеется увидеть ее на следующий день. «По его голосу я могу сказать», сказала она, когда мы беседовали, что «он думал, что он уже не вернется домой».

Источник

1396262913706.cached

1396153962741.cached

1396153967443.cached

1396205717205.cached

Эхо России

 
 

Метки: ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: