RSS

Как украинцы Крым захватили. Апрель 1918 года

04 Апр

oENULUab

…Глубокая, почти непобедимая оборона Крыма сломана в результате спецоперации украинских военных разведчиков. Стремительным ударом наши полки преодолевают Чонгарский перешеек и выходят на оперативный простор. Через несколько дней украинская армия с песнями марширует по освобожденному Симферополю и ликующее население восторженно приветствует государственный сине-желтый флаг.

Передовые части украинцев стремительно продвигаются к черноморскому побережью. Цель — Севастополь.

Нет, это не картины вожделенного для многих наших гражданам будущего. Это — наше прошлое. В апреле 1918 г. украинские войска ворвались в Крым и освободили его от власти московских чекистов — «отцов» организации, из которой происходит почти все нынешнее российское руководство.

Волонтеры против комиссаров

Крымский поход армии УНР — одна из самых романтических страниц нашей истории. Уникальность его заключается в том, что ударной силой наступающих украинских частей были подразделения, сформированные на добровольных началах.

История Запорожской дивизии армии УНР началась 9 февраля 1918 года в селе Гнативна под Киевом, куда отступили части и отряды украинского войска, перед тем неудачно защищавшие Киев от большевиков. Именно из них по инициативе генерала Константина Присовского и подполковника Петра Болбочана был сформирован Запорожский отряд — фактически сборная команда из добровольцев-фронтовиков.

Профессиональным военным, возглавившим отряд, были очевидны все ошибки, допущенные во время киевских боев.

Главная — в командиры частей выдвигали людей, в военных делах некомпетентных, однако с партийным стажем. Чтобы уберечься от этого, Запорожский отряд объявил себя вне политики — то есть таким, где командиров назначали по профессиональному, а не партийному принципу.

Правильная организация войска быстро дала результаты — уже 18 февраля запорожцы разбили отряд красного комдива Киквидзе под Сарнами, 25 февраля освободили Житомир, а 1 марта — Киев. Через два дня — 3 марта в Киев прибыли союзники УНР — немцы.

Здесь стоит сделать отступление. Советская и белогвардейская пропаганда десятилетиями вживляли в сознание масс мысль о том, что Украину весной 1918 года от большевиков освободила немецкая армия, а украинцы прибывали в освобожденные города «в немецком обозе».

Мемуары очевидцев и многочисленные документы свидетельствуют об обратном. Немцы входили на территорию, уже освобожденную Запорожской дивизией и отрядами вольных казаков.

Полтавский комиссар образования Виктор Андриевский гласил: «При отступлении они (большевики — Авт.) яростно сражались, и то с одними украинцами, потому что немцы обычно в бою не участвовали и только иногда поддерживали наших артиллерией».

Парадокс — подтверждение этого самого факта мы находим в мемуарах… главнокомандующего красных войск в Украину Владимира Антонова-Овсеенко:

«Гайдамацкие стаи проникли вглубь вдоль Днепра. Все контрреволюционные силы радостно поднялись навстречу немецкому наступлению. По Украине прокатилась волна антисоветских манифестаций».

Очевидно, факты боев украинцев с большевиками были настолько известны современникам, что красный командующий в те времена просто не решился их опровергать.

Военную ловкость запорожцев описал и совершенно неожиданный свидетель — офицер Добровольческой армии Николай Раевский:

«Артиллеристы Алмазова огонь вели отлично. Орудия в руках их давали, насколько я мог судить, максимум того, что данная система могла дать, как таковая. Мелькнула у меня мысль — артисты против партачей. Если добавить, что у „артистов“ к вечеру почти не осталось снарядов, а у красных их было, вероятно, сколько угодно, то этот бой под Лубнами может служить прототипом большинства сражений гражданской войны — качество против количества».

Темп наступления Запорожской дивизии не давал красным возможности закрепиться и подготовить оборону. 27 марта от большевиков была освобождена Полтава. 4 апреля — Люботин.

«Железнодорожная война» наоборот

Одной из причин успехов большевиков в войне против Центральной Рады зимой 1917-1918 гг была высокая скорость продвижения их частей вглубь Украины.

Кадровый военный царской армии, полковник Муравьев хорошо понимал значение темпа наступления — для его обеспечения посадил свои войска на железнодорожные вагоны и наступление вел четко вдоль железных дорог.

Этот план, абсолютно недейственный за классических боевых действий (когда враг просто уничтожает пути), в условиях гражданской войны и отсутствия общего фронта себя полностью оправдал.

Единственное, чего не предусматрел Муравьев — что тот же инструмент будет применен для изгнания большевиков из Украины.

Командиры запорожских полков — такие же кадровые военные с опытом Первой Мировой войны — так же маневрировали пехотными частями при помощи железных дорог. Этим объясняется небольшая численность кавалерии запорожцев — один полк Конных гайдамаков на четыре пехотных и один пушечный полки. В условиях железнодорожной войны больше конницы запорожцам было просто не нужно.

После взятия Люботина командующий Запорожской дивизии полковник Александр Натиев (аджарец по происхождению) разделил запорожские части на две оперативные группы.

Первая, управляемая полковником Владимиром Сикевичем, в составе Дорошенковского, Гайдамацкого и артилерийского полков двинулась освобождать от красных Донбасс.

Вторая — во главе с подпоковником Петром Болбочаном в составе Республиканского пехотного полка, полка конных гайдамаков и конно-артилерийского дивизиона полковника Алмазова (вместе около 9 тыс. штыков и сабель) получила приказ освободить Харьков, а затем наступать на Екатеринослав (Днепропетровск) и Александровск (Запорожье) и далее — на Крым.

Наступление вдоль железных дорог проходило стремительно. 6 апреля запорожцы освободили Харьков и передали Слобожанщину под охрану запорожского полка им. Богдана Хмельницкого и немецких частей.

13 апреля запорожцы заняли Александровск (Запорожье). Именно здесь состоялась встреча украинцев-надднепрянцев из Запорожской дивизии с украинцами-галичанами из легиона Сечевых стрельцов, который в составе австрийской армии наступал с запада.

oENULUab (1)Бронепоезд Сечевых стрельцов в Армии УНР «Хортица», 1919 год

18 апреля был освобожден Мариуполь. Под городом состоялась первая встреча штатных украинских частей с отрядами анархистов Нестора Махно. Встреча была символической — анархисты разбежались по степям. Следующие встречи Махно с украинцами для него заканчивались не лучше.

Там же, под Мариуполем состоялась еще одна встреча — запорожцы столкнулись с белогвардейской группой полковника Дроздовского, которая с боями прорывалась из Бессарабии (с румынского фронта мировой войны) на Дон для соединения с Добровольческой армией генерала Деникина.

«Единонедилимщик» и монархист Дроздовский оставил омерзительные воспоминания об украинцах: «Украинские старшины более чем наполовину враждебны украинской идее и по своему состава не более трети не украинцы — которым негде было деться. При тяжелых обстоятельствах бросят их ряды».

«Интересно, почему они тогда не пошли с Дроздовским, который всюду делал собрания и предлагал старшинам вступить в его отряд?..» — прокомментировал мемуары белогвардейского командующего украинской очевидец, запорожец-сотник Борис Моневич.

Там же, в Мариуполе запорожцев догнали передовые части 15-й дивизии немецкого ландвера, управляемой генералом фон Кошем.

Подполковник Болбочан озвучил немцам цель своего похода — Крым. Немцы не возражали, ибо были твердо убеждены, что до подхода главных немецких сил Крым — не взять, и план Петра Болбочана — полная авантюра.

Тайный захват в Крыму

Реакция немцев на планы запорожцев могла быть и значительно резче, вплоть до препятствования запорожцам наступать. Дело в том, что по соглашению, заключенному с немцами Центральной Радой, Крым в зону украинских интересов не входил и считался стопроцентно «немецкой законной добычей».

Вообще политическая деятельность Центральной Рады — это впечатляющий пример бездумного политиканства. Члены социалистических партий — сторонники «мира без аннексий и контрибуций», руководители ЦС умудрились отказаться от прав не только на Крым, но и на Одессу, потому что, мол, украинцы там составляли в то время незначительный процент.

Пренебрежение интересами государства во имя соблюдения социалистических идей руководители ЦР сочетали с циничным вероломством по уже заключенным ими соглашениям.

Отказавшись от Крыма на переговорах в Бресте, министры из ЦР, тем не менее, отдали подполковнику Болбочану приказ Крым захватить и присоединить к Украине. Болбочану было приказано действовать тайно и немцам письменный приказ правительства ни при каких условиях не показывать.

Своим приказом Центральная Рада сама создала условия для конфликта между запорожцами и немецким командованием, который мог закончиться кровью. Но пока в способность запорожцев захватить Крым не верил никто, кроме самих запорожцев.

Красные закрепились на Перекопском и Чонгарской перешейках и приготовились к упорной обороне. Профессиональным военным было очевидно: проломить такое сопротивление способны или значительный численный перевес, или — военная хитрость. Подполковник Болбочан сделал ставку на второе.

v5zzudQLLdПетр Болбочан, уроженец Буковины, полковник армии УНР и Украинского Государства. Автор известного письма к высшим чиновникам Директории УНР: «Вы не можете разобраться в самых простых жизненных вопросах, а лезете в министры, атаманы, лезете в руководители великой державы, лезете в законодатели вместо того, чтобы быть самыми обычными чиновниками и писцами». Расстрелян по приказу Петлюры по подозрению в «государственном перевороте» в июне 1919 года

Подход запорожцев к большевистским укреплениям должен был стать для красных полной неожиданностью. Поэтому полк конных гайдамаков получил приказ рассыпаться по степям и ловить каждого путника, направляющегося на полуостров, кем бы он ни был. Эта задача была выполнена отлично.

До самого вторжения Болбочана в Крым большевистское командование было убеждено, что его части все еще ведут бои под Мелитополем — конные гайдамаки перехватили всех связных. «Небольшие части, сбежавшие в Крым, были обезоружены большевиками и отданы под суд за дезертирство» — с удовлетворением отметил сотник Монкевич.

Также в Мелитополе запорожцами была захвачена большевистская радиостанция и шифровальщик, и большевикам начали посылать ложные отчеты от имени их же частей.

Во-вторых, было очевидно, что для прорыва обороны красных нужна акция из разряда тех, что сейчас бы назвали «операция спецназа». Ее подготовка была возложена на разведчиков Республиканского пехотного полка во главе с сотником Зелинским.

Обследовав все подступы к Перекопскому и Чонгарскому перешейкам, разведчики определили участок прорыва — Сальковский мост через озеро Сиваш.

Под прикрытием конных гайдамаков подполковник Болбочан перебросил к мосту пехоту и артиллерию. Был предусмотрен даже вариант, что прорыв через мост не удастся — если бы такое произошло, запорожцы должны были преодолевать Гнилое море на мотолодках. Лодки перевезли в Сиваша из Мелитополя по железной дороге.

План Болбочана был осуществлен как по нотам. Ночью 22 апреля украинские разведчики сотника Зелинского на мотодрезинах рванули через мост. Стремительной атакой они ликвидировали захваченную врасплох охрану и обезвредили заложенные под мост взрывные устройства.

Вслед за разведчиками — так же на мотодрезинах — мост проскочили бойцы 1-й сотни Республиканского полка. Они схватились с гарнизоном. Вслед за ними мост проскочили один за другим два украинских бронепоезда, которые огнем пушек и пулеметов поддержали атаку запорожцев.

N5Ap8YmЖелезнодорожный мост через Сиваш в наше время. Фото: wikimapia.org

За бронепоездами двинулись эшелоны с пехотой и орудиями. Оборона была прорвана — большевики начали неорганизованное отступление в Симферополь.

Днем 22 апреля запорожцы захватили Джанкой — узловую железнодорожную станцию. Здесь подполковник Болбочан разделил свои силы. Подвижная группа в составе полка конных гайдамаков и конно-пушечного дивизиона полковника Алмазова двинулась на Бахчисарай и далее — на Севастополь.

Усиленный захваченными броневиками и артиллерией, Республиканский полк получил приказ наступать на Симферополь и отрезать путь группе большевиков, которая отступала от Перекопа. 24 апреля с развернутыми знаменами победителей, под аплодисменты и приветствия жителей, казаки-запорожцы маршировали по улицам освобожденного города.

За шаг до крови

Наступление запорожцев произошло столь стремительно, что обеспокоило германское командование. Того же 24 апреля конные гайдамаки подняли сине-желтый флаг над освобожденным Бахчисараем.

Было очевидно: еще несколько шагов, и Украина получит главный приз в войне — Черноморский флот Российской империи. Подтверждением этого предположения может служить тот факт, что 29 апреля часть кораблей Черноморского флота подняла украинские флаги.

Не будем лукавить — далеко не все офицеры флота сочувствовали украинской идее. Однако в условиях большевистской власти они готовы были поднять флаг хоть черта, лишь бы не красный. «В украинцах мы видели прежде всего силу, способную противостоять большевикам», — признавал офицер Добровольческой армии Николай Раевский.

CttcxUvLvКарта Крымской операции Армии УНР. Апрель 1918 года

Однако в планы немецкого командования передача флота Украины не входила. Полки 15-й дивизии ландвера прибыли в Симферополь и начали блокировать части украинского войска.

Командование запорожцев потребовало объяснений. В ответ немцы потребовали узнать, на каких основаниях запорожцы находятся в Крыму.

Сотник Монкевич гласил: «Когда Болбочан пробовал протестовать, начальник штаба (немецкого — Авт.) холодно отметил: «Я совсем не знаю, к какой армии принадлежит ваша группа, и можно предположить, что ваша группа идет на соединение с большевиками, потому что украинское Военное Министерство на мой вопрос, с какой целью оно посылает вашу группу на территорию Крыма, ответило, что совершенно ничего не знает о такой ​​группе и никаких заданий для операций в Крыму никакому отряду не давало; Украинское правительство считает Крым вполне самостоятельным государством».

Получалось так, что Центральная Рада, запретив Петру Болбочану показывать немцам приказ о взятии Крыма, теперь от запорожцев просто отказывалась. Спасаться приходилось самим. В воздухе запахло порохом.

Участник тех событий сотник Никифор Авраменко вспоминал: «Несолидная позиция нашей власти чуть не довела до кровавого боя и, вероятно, ликвидации нашей группы».

«Несолидная позиция» могла иметь и очень практичную цель. Не имея возможности контролировать запорожцев (объявивших себя вне политики) и, как огня, опасаясь появления «украинского Бонапарта», Центральная Рада могла сознательно провоцировать конфликт, чтобы уничтожить гонористых военных руками немцев.

Конфликт усиливался.

«26 апреля в 12:00 дня прибыла на дворец (вокзал — Авт.) делегация от генерала Коша, в состав которой входил и лейтенант Отто Кирхнер. Они от имени немецкой команды предъявили следующие требования: во-первых, сдача оружия и всего военного имущества немцам, во-вторых, оставление границ Крыма на положении гражданских интернированных, а не как украинское войско, и в-третьих, роспуск добровольцев, набранных на территории Крыма», — вспоминал сотник Борис Монкевич.

Запорожцы категорически отказывались соглашаться на условия немцев и даже рассматривали вариант захвата Керченского полуострова и занятия на нем обороны одновременно и против немцев, и против большевиков.

В то же время правительство в Киеве молчало. На все попытки командующих запорожцев связаться со столицей им отвечали, что чиновники находятся на важном заседании, поэтому, мол, подождите.

Ситуация зашла в тупик, и командующий Запорожской дивизии полковник Натиев предпринял «запрещенный прием», — сообщил о ситуации в Крыму харьковской прессе.

Скандал был невероятный.

«В 2 часа ночи к аппарату подошел военный министр полковник Жуковский и начал целую речь, содержание которой сводилось к тому, что, мол, Украина никогда не забудет той жертвы, которую принесут ей „Запорожцы“ и т. д. Одним словом, надо было немцев „проучить“, но что потом должны были делать „Запорожцы“, какой должна быть их судьба, об этом ничего не говорилось».

Лишь 27 апреля после сложнейших переговоров между запорожцами, немецким командованием и правительством Всеволода Голубовича официальный Киев признал, что произошло недоразумение. Запорожцам было приказано покинуть Крым — но с оружием, знаменами и значительной частью захваченного имущества.

Первый удар по красным

Вмешательство немцев, на первый взгляд, смазало финал блестящей операции подполковника Болбочана. Но это только на первый взгляд.

Уже через несколько месяцев результатам похода запорожцев воспользовалась администрация гетмана Скоропадского.

Тот факт, что именно украинские войска освободили Крым от большевиков, был использован гетманом на переговорах с немцами.

Правительство Украинской Державы сумело получить Черноморский флот и присоединить к Украине Крым на правах автономии. Антигетманское восстание Петлюры уничтожило эти достижения.

Крымский поход запорожцев был громкой заявкой украинцев о своем праве на существование. Вместе с восстанием казаков на Дону это были первые поражения, нанесенные большевикам после их прихода к власти в Российской республике. Деникин на успехи такого уровня тогда даже надеяться не смел.

Дмитрий Калинчук, опубликовано в издании Історична правда

Перевод: «Аргумент»

АРГУМЕНТ

 
 

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: