RSS

Отец Януковича был полицаем?

04 Апр

tmpuPk2pO

Наткнувшись на эти сведения в случайно найденной статье, я поискал и опровержение. Ведь и в отношении отца Путина и отца Ющенко всякое печатали, да не всякое подтверждалось Пока не нашел. Выводов делать не тороплюсь. Вы сами сделаете выводы.

В наследство от отца Януковичу досталась и неприятная история с «полицейской бляхой». Согласно обнародованной ПР в 2004 году предизбирательной биографии Виктора Януковича, его отец, Федор Владимирович ушел на фронт, где был тяжело ранен. И все. Секрет отца удалось приоткрыть некоторыми архивными документами, которые дают основание полагать, что Федор Янукович, то ли после того как излечился после ранения, то ли после дезертирства сотрудничал с фашистскими оккупантами.

Несловоохотлив Виктор Федорович и по поводу своего деда по отцовской линии. Согласно семейному преданию и от самого Виктора Федоровича известно, что семья происходила из села Януки Витебской области Белоруссии. Проверить эту версию сегодня трудно – во время Великой Отечественной войны оккупанты дотла сожгли деревню, а жителей – расстреляли.

Другие же источники утверждают, что дед Виктора Януковича, Владимир Петрович Янукович служил в Гражданскую войну в белогвардейских частях, отстаивая с шашкой в руке идеалы самодержавия. Во главе карательного отряда он проводил зачистки в украинских селах, осмелившихся не признать Советскую власть. Солдаты из отряда Януковича наводили ужас на крестьян, сжигая хижины, реквизируя скот и насилуя женщин. Говорят, его зверства впечатляли самого Махно, который встречался с Янеком-Кровавым. Об этом много писалось в тогдашней большевистской печати. Желающие могут ознакомиться и с рукописью неоконченной повести Фадеева «Полесский палач», хранящейся в Москве, в «Центральной универсальной научной библиотеке им.

А.Н. Некрасова. Когда же Белой гвардии изменила удача, Владимир Янукович переметнулся на сторону большевиков. Благодаря врожденным качествам головореза он быстро сделал карьеру и здесь, с удвоенной энергией преследуя вчерашних товарищей по полку. Он, в частности, руководил массовыми казнями пленных белых офицеров в Житомире и Самаре и, по некоторым сведениям, ассистировал чекисту Якову Юровскому во время расстрела царской семьи в Екатеринбурге (убедительные аргументы в пользу этой версии приводятся в третьем издании книги Э.Радзинского «Господи, спаси и умири Россию!»).

Однако затем по невыясненным причинам Владимир Янукович якобы попал в опалу у красных командиров, и его самого едва не поставили к стенке. Говорят, за деда Януковича заступился Константин Циолковский, но эти данные фактами не подтверждаются. В итоге Владимир Янукович был сослан в белорусскую глубинку проводить коллективизацию, где быстро спился и былой активности уже не проявлял.

tmpCijaYU

tmpFY4GC4

tmpyWcS_y

Интервью с экспертом Л.Поставничевым
По документу №1 нашего досье

(Поставничев работал в архивных подразделениях местных управлений и центрального аппарата КГБ СССР)

— Почему в документах одновременно фигурируют и НКВД, и НКГБ? Это какая-то путаница? Ошибка? Были ЧК, НКВД, КГБ, «СМЕРШ» наконец. Что за разнобой? Кроме того в документе переписываются НКВД с НКГБ, а на самом документе стоит штамп МВД практически того же времени – 15 мая 1949 года. Что это?

─ Полагаю, что именно такой, как вы говорите, «разнобой» указывает в пользу идентичности документа. Дело в том, что главные правоохранительные (сейчас называют «силовые») органы Советского Союза на протяжении всей его истории существовали и действовали сугубо автономно, (но во взаимодействии), даже когда работали в рамках одного ведомства. Знаменитые ВЧК Феликса Дзержинского и Народный комиссариат внутренних дел (рабоче-крестьянской милиции) были созданы практически одновременно (в 1918 году), но до начала 30-х годов работали как два разных ведомства. В 20-х годах ВЧК преобразовали в не менее знаменитое ОГПУ (Объединенное государственное политическое управление), а НКВД в тот же период не реорганизовывали, точнее – не переименовывали. У каждого из этих органов всегда были свои архивные управления и отделы.

В конце 30-х ─ начале 40-х органы госбезопасности (ОГПУ) и органы внутренних дел (НКВД) претерпевали ряд реорганизаций. Суть их состояла в том, что органы госбезопасности и внутренних дел, в соответствии с политической коньюктурой или объединялась в одно гигантское ведомство с другими силовыми структурами или же вычленялись в разные госорганы. Последними такими структурными изменениями были объединение этих силовых ведомств, а также ведомств пограничных и внутренних войск, (т.е. за исключением войсковых), в один наркомат под общим названием НКВД, в 1934 году.

При этом и госбезопасность и милиция вошли в этот наркомат на правах отдельных главных управлений – ГУГБ и ГУВД НКВД соответственно. В феврале 1941 года произошло разделение этого наркомата НКВД на НКВД и НКГБ. В июле 1941 ─ в связи с военно-политической катастрофой ─ последовало новое объединение в наркомат внутренних дел. И только в 1943 прошло их окончательное и последнее разделение, обусловленное четким пониманием различности функций госбезопасности и собственно милицейских.
В 1946 году соответствующие наркоматы (НКГБ и НКВД) были преобразованы в Министерства. Соответственно МГБ и МВД. МГБ в 50-х годах было преобразовано в известный всему миру Комитет госбезопасности (КГБ) СССР, который просуществовал до распада Союза.

— Каков был механизм выявления и наказания предателей, дезертиров и так называемых пособников немецко-фашистских оккупантов?

─ Первичную зачистку уже в ходе боевых действий по освобождению оккупированных территорий производило Главное управление контрразведки Наркомата обороны СССР, под названием «Смерть шпионам» — кратко «СМЕРШ». Конкретно – 4-й оперативно-агентурный отдел ГУКР «СМЕРШ». После того, как фронт уходил дальше на Запад, начиналась вторая (полная) зачистка — материалы по полицаям, пособникам, дезертирам, подозрительным элементам передавались из 1-го учетного отделения 7-го отдела ГУКР «СМЕРШ» территориальным подразделениям НКГБ, которые и вели дальнейшее расследование. В качестве инфраструктуры следствия использовались также и возможности НКВД, особенно в части размещения, этапирования, предварительного следствия, дознания, оперативного розыска и задержания, а также самого наказания.

Широко использовались агентурные материалы, поощрялась информационная активность местного населения. Иными словами происходило четкое взаимодействие органов «СМЕРШ», НКГБ и НКВД, причем в рамках соответствующего этому периоду законодательства. Поэтому особо хочу указать на то, что рассказы о послевоенном терроре в Белоруссии ─ не более, чем миф. Из почти 500 тысяч человек находящихся под следствием в период 44-46 годов, на которых наличествовали компрометирующие материалы казнены были 726 человек, осуждены к разным срокам 29 654 человек, отправлены в ссылку и спецпоселение 115 212 человек. Остальные ─ или просто оправданы, или оправданы за отсутствием улик.

— А откуда такие точные данные?

— В сферах деятельности НКГБ, НКВД, «СМЕРШ» даже в исключительно трудный военный период, каждый был на документальных учетах, причем не на одном, а на разных, то есть многократных. Потом все эти документы свозились в архивные подразделения названных госорганов. Поэтому данные которые я называю – это послевоенный правоохранительный учет, статистика, если хотите, а также более поздние архивные исследования.

— Почему путаница в званиях? Почему офицеры разных, как Вы поясняете, ведомств НКГБ и НКВД, в данном документе, фигурируют в одинаковых званиях офицеров госбезопасности?

─ Специальные звания офицеров госбезопасности были введены в 1935 году, чтобы выделить систему госбезопасности в структуре НКВД. Из-за определенных акцентов в кадровой политике на руководящие должности практически всех управлений НКВД изначально назначались сотрудники ГУГБ НКВД, кроме того, звания системы госбезопасности давали значительные преимущества и льготы, из-за чего другие руководящие сотрудники НКВД из других его управлений старались попасть в сетку ГУГБ. Кроме этого, я уже говорил про многократные объединения и разъединения, органов госбезопасности, внутренних дел и военной контрразведки, это также во многом определяло наличие служащих со званиями офицеров госбезопасности в разных ведомствах. Система спецзваний была ликвидирована в 1946 году и заменена на единую армейскую. Между прочим ─ полковник госбезопасности в то время приравнивался к войсковому генерал-лейтенанту.

— Почему подполковник из НКГБ обращается к полковнику из НКВД, хотя это разные, по Вашим словам, ведомства, с разными задачами и, главное, с разными правомочиями?

─ Действительно, ведомства и их правомочия разные, но это как раз конкретный пример и случай уже упомянутого взаимодействия этих органов по конкретному вопросу. Дело в том, что речь идет о спецпоселенцах. На тот момент времени в СССР было три крупные группы, или точнее, три основных типа ссыльных: переселенцы, выселенцы и спецпоселенцы. Первые два это переселенцы такие как татары, чеченцы, западноукраинцы, в отношении которых не было сомнений в том, что они являются враждебными элементами и которых в массово-принудительном порядке отправляли с прежнего места жительства на другие территории, где они жили, по сути, в больших зонах, а также выселенцы – тип, состоящий в основном из лиц прежде судимых и уже отбывших срока заключения, также живших в режимных условиях на удаленных, от центра страны, территориях.
Третий тип – собственно спецпоселенцы, состоял из категории лиц являвшихся сомнительными в плане лояльности, живших также в режимных условиях (без права выезда и т.д.), но которых оставляли на прежних для них, как правило в прошлом оккупированных, территориях, их жительства. (Реально они были резервом дешевой рабочей силы для восстановления разрушенных территорий). Грань между двумя последними типами – выселенцами и спецпоселенцами — была весьма тонкой и часто объяснялась техническими причинами, ─ например отсутствием эшелонов для депортации.

В первые послевоенные годы спецпоселения на Украине были массовыми. Такие существовали во всех (хотя большинство – в промышленных) областях Украины а не только, как принято считать, в Донбассе, Запорожье и Желтых Водах. Они были даже в Киеве – на Дарнице. Система лагерей в это время входила в структуру НКВД и называлась Главное управление исправительно-трудовых лагерей и колоний НКВД СССР, она единственная имела возможности для концентрации крупного контингента и его сопровождения, НКГБ просто не имел возможностей для развертывания на оккупированных территориях полноценной тюремной системы. Тюрьмы и концлагеря НКГБ конечно были, но немного, и в них содержались действительно крупные рыбы, содержать в них многочисленный (десятки и десятки тысяч) контингент дезертиров, пособников и т.д. не было технических возможностей. Кроме того, спецпоселения находились исключительно в ведении НКВД.

— Фамилии в тексте документа подлинные?

— Поскольку такой вопрос ставился еще при организации нашей встречи то, проведя определенную работу, я могу ответственно судить о четырех фамилиях. Генерал-лейтенант в отставке Чечков- фигура в правоохранительных органах известная. Еще возглавляя Дрогобычское УНКВД, он стал одной из главных фигур в борьбе с бендеровщиной. В 1945 году он действительно был начальником УНКВД по Сталинской области. Генерал-майор в отставке Зайцев занимал ответственные должности в КГБ СССР, в 1945 году точно работал заместителем начальника УНКГБ Барановичской области. Старший лейтенант Беленко в 1945-46 годах был начальником ИТК-5 УИТЛК НКВД БССР, дальнейшая его судьба мне не известна. Одним из заместителей Чечкова действительно тогда работал майор госбезопасности Лавров, который в конце 40-х был переведен на службу в систему Министерства государственного контроля. Был, кстати, еще и такой правоохранительный орган.
Что же касается личностей спецпоселенцев, фигурирующих в документе, то здесь лучше спросить работников соответствующих архивных органов Беларуси.

— Почему Сталинская область?

— В 1961 году город Сталино (бывшая Юзовка) был переименован в Донецк, а сама область соответственно – в Донецкую.

— Где можно проверить подлинность документов?

— По фактуре, структуре, приведенному фактажу, штампам, организации и порядку хранения документы соответствуют подлинным. Подобные документы хранились в архивах КГБ СССР, МВД СССР, Центральном партийном архиве, архивах Минобороны СССР, Генпрокуратуры СССР и т.д.. После распада СССР эти архивы были расщеплены, документы сейчас хранятся в разных фондах различных архивов. Назову только несколько из них, самых крупных, количество только фондов каждого из которых, измеряется четырех и даже – пятизначными цифрами. Например, Архив Президента Российской Федерации (РФ) и Государственный Архив РФ. Без преувеличения, миллионы документов, относящихся к деятельности НКВД-НКГБ в интересующий вас период, хранятся в фондах Российскоих Государственныхо Архивов — новейшей истории (РГАНИ), социально-политической истории (РГАСПИ), экономики (РГАЕ), военной истории (РГВИА). Не меньше таких документов находится и в
Российском государственном военном архиве, а также его структурные подразделениях ─ центральных архивах родов войск Вооруженных Сил бывшего СССР, а ныне РФ. И конечно же это поистине коллосальные фонды Центрального Архива ФСБ РФ с его же знаменитым Специальным архивом, а также фонды Центрального архива МВД, Генпрокуратуры, Минобороны и Верховного Суда Российской Федерации. Перечень таких архивов можно и продолжить, но боюсь Вас это утомит.
— Согласен. А все-таки, где конкретно можно окончательно установить происхождение документа, о котором мы ведем речь?

— Поскольку документы изъяты из первичного архива ─ Главного архивного управления МВД СССР, в каком архиве хранятся они сейчас установить можно только на месте, но начинать нужно, разумеется, в Центральных архивах ФСБ и МВД Российской Федерации. В Вашем случае особо важен нижний штамп с 13-м номером. Это номер фонда ГАУ МВД СССР, в котором до августа 1991 года хранились документы на лиц контингента изменников, полицаев и их пособников, попавших в систему работы НКВД с 1942 года.

При этом следует заметить, что если фигуранты материалов в послевоенный период так или иначе находились в поле зрения КГБ (были его агентами, осведомителями, и т.п.) или разведки-контрразведки МВД, а после распада СССР, соответственно, – в сфере любого интереса ФСБ или другой российской спецслужбы, то доступа к ним вы не получите ни при каких обстоятельствах.

— А в Украине следы найти можно?

— При желании ─ да. Советский человек жил в такой системе, где просвечивался и документировался каждый его шаг. И хотя в 1989- 1991 году из Украины были вывезены все значимые архивы ─ партийные, военные, КГБ-шные, МВД-шные ─ система дублировалась столько раз, что следы, ссылки, аналоги найти можно ─ было бы желание. Отсутствие таковых не менее красноречиво, поскольку зачищались следы особо ценной агентуры.

— Вы считаете, что одного желания достаточно?

— Конечно, нужны и возможности. Предвосхищая Ваш вопрос, сразу отвечу: такими возможностями располагали и располагают крупные чиновники не только российских, но и украинских и иных СНГ-шных силовых структур, а также их высшие политические руководители. А учитывая, что мы живем в условиях полной и всеобщей коррумпированности, то и очень богатые люди имеющие выходы на таких чиновников и руководителей.

— Спасибо за интервью

Макспарк

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Апрель 4, 2014 в Украина / Ukraine

 

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: