RSS

Не только потребитель, но и Украина не знает, сколько газа она потребляет — эксперт

08 Апр

gas-2

Беда в том, что энергоемкость наших домов очень высока. Мы потребляем фактически втрое больше энергии на квадратный метр помещения, чем потребляют поляки. Поэтому при одинаковой цене за газ наши тарифы не могут быть более низкими. Каждый потребитель должен быть обеспокоен не тем, какой тариф, а сколько он потребляет того или иного ресурса.

Украинское правительство перенесло на месяц свое решение о повышении цен на газ. Вместо 1 апреля цена на газ для населения должна вырасти в среднем на 73% с 1 мая, тарифы на тепло — в среднем на 40% с 1 июля, сообщил министр финансов Украины Александр Шлапак. Но эксперт по вопросам энергетики и энергосбережения Святослав Павлюк утверждает, что правильно говорить не о повышении цен, а об уменьшении государственных субсидий.

По его мнению, это — процесс оздоровления экономики, который должен привести к тому, что украинцы станут лучше понимать, сколько же газа им на самом деле нужно, и научатся использовать его эффективно. Наибольшую проблему с газом в Украине руководитель проекта «Соглашение мэров — восток» Святослав Павлюк видит не в ценах, а в том, что в Украине до сих пор не установлен учет этого дорогого и политически чувствительного ресурса.

— На самом деле, если мы говорим о тарифах на газ, они не поднимаются. Газ сколько стоил, столько практически и стоит. Меняется схема субсидирования правительством газа для населения.

Правительство газ не производит. Оно создает условия для торговли газом. Правительство этот газ субсидировало десятилетиями для целых секторов, создавая таким образом иллюзию, что газ является дешевым. На самом деле газ у нас был самым дорогим в Европе. Но мы и дальше субсидировали его продавцам.

На сегодняшний день мы дошли до предела, когда больше денег в бюджете нет. Правительство себе не может позволить столько денег тратить на субсидирование. И наконец возвращается к нормальным экономическим отношениям, когда мы можем применять альтернативные источники, которые становятся конкурентными в таком случае с традиционными источниками энергии, с традиционным газом.

Когда газ является условно очень дешевым, мы убиваем любые мотивации его экономить и убиваем экономические мотивации создавать программы энергосбережения. Для каждого из потребителей очень важен не сам тариф, а сколько он платит в конечном счете. Если наши дома потребляют в среднем в 2-3 раза больше энергии на квадратный метр, чем потребляют дома в Европейском союзе, то мы и будем платить больше, независимо от цены на газ.

Ни один потребитель в мире не контролирует цены на ресурс, который он покупает. То ли это машины, то ли это бензин, то ли это телефон. Мы можем регулировать свой счет только количеством потребленного ресурса. Мы просто будем экономить путем сокращения своего комфорта, а путем осознанного потребления. Ибо нет второй такой страны в Европе, где были бы такие высокие потери на передаче, на потреблении, на генерации. То есть мы придем к нормальным рыночным отношениям.

— Здесь еще вопрос о том, сколько на самом деле Украина потребляет, и потребляет ли она все то, что записывается в статью «потребление»?

— У нас беда в том, что у нас нет полноценного, тотального учета потребления газа. У нас до сих пор в трубе, которая подает газ для населения, есть восемь разных тарифов. И чтобы вы понимали, отличается для потребителей при отсутствии газового счетчика, от 79 копеек за один кубометр до 2,95 гривен. Это фактически разница в три с половиной раза. При отсутствии нормальных счетчиков у потребителей, этим газом можно манипулировать как угодно. На этом можно делать миллиарды. Думаю, именно оттуда происходят восемь килограммов золота и четыре с чем-то миллиарда гривен, которые нашли у бывшего министра топлива и энергетики Украины.

На сегодняшний день в Украине действует распоряжение — я не помню, то ли Министерства регионального развития, то ли Министерства топлива или Кабинета министров, «об установлении полного учета потребления наших ресурсов до 2016 года». Это третья попытка того, что я помню, каждый раз правительство откладывает внедрение счетчиков на газ, на воду, на электроэнергию у всех потребителей. Для того, чтобы мы понимали, куда девается ресурс, нам надо иметь 100% учета, а этого у нас нет.

— Поляки пережили неоднократное повышение цен в течение достаточно короткого периода в начале 90-х годов. Почему, по Вашему мнению, это не разрушило их экономику? Ведь, как говорят сейчас, если произойдет рост цен, то украинцы просто не переживут этого?

— Во-первых, украинская экономика, является экспортной экономикой, является экономикой экспорта стали, экономикой экспорта удобрений. И когда шла речь о повышении цены на газ, каждый раз начинались переговоры с Россией, говорили о том, что экономика умрет. Мы помним, когда поднималась цена до 120, потом с 120 на 160, потом с 160 до 200, потом скачек до 480, — и каждый раз говорилось о том, что украинский бизнес умрет.

Глобально картина в мире изменилась хотя бы по причине того, что американцы начали добывать свой сланцевый газ, который доступен у них сейчас на спотовом рынке по цене 120 долларов. И в отличие от нашего газа, который стоит у нас около 400, от 400 до 600 в разные времена в разных ситуациях, это создает глобальную конкуренцию нашему бизнесу даже на американском рынке.

Большие энергоемкие предприятия Европейского союза пакуются и переезжают в США.Потому что конкурентно там лучше. Тяжелая промышленность Европы под угрозой этого энергетического давления из Соединенных Штатов, где есть дешевый энергоресурс. Это глобальная картина, и мы на сегодняшний день имеем очень дорогой ресурс.

Мы также должны на это реагировать. Что касается людей в Польше, на самом деле частная семья не использует много газа, если она пользуется централизованным теплоснабжением. Газ, который она использует максимум на приготовление пищи, можно легко заменить электрической плитой, если это позволяют сети. Поэтому поляки, в массе своей, которые пользуются централизованным теплоснабжением, которое является де факто дешевле, чем индивидуальные котлы, не испытывают такого давления.

Во-первых, их теплоэнергетика перешла максимально на уголь, на свой собственный ресурс, и нас это тоже ждет. Нам надо максимально до конца этого года, до начала следующего отопительного сезона перевести максимум возможных городских теплоэнерго на уголь. Потому что у нас есть перепроизводство угля в стране, и нам надо что-то с ним делать, а во-вторых, это дает работу тем шахтерам восточного региона, которые остаются без работы. Кроме того, мы исключаем валюту из этой цепочки, и деньги остаются в стране. Абсолютно замечательная, прекрасная возможность поменять отношения на энергетическом рынке Украины.

— И поляки, и украинцы платят одну из самых высоких в Европе цен на газ. Она ненамного меньше, чем в Германии, которая намного дальше от России и транспортировка газа в которую должна еще увеличивать цену. По Вашему мнению, это политическая цена?

— Эта цена является политической. Балтийский газопровод, который протянули из России напрямую до Германии по дну Балтийского моря, является кратчайшим транзитным путем, хотя он тоже является очень дорогим.

Следует помнить, что с начала 2000-х годов Германия приняла решение закрыть все атомные станции и перевести генерацию в значительной степени на газовую тепловую генерацию электроэнергии, хотя значительная часть и возобновляемых видов энергетики там самая высокая, кажется, в Европе. И это так же присадило Германию на газ России. Хотя Европейский союз четко осознает угрозы, и последние решения, которые были приняты в ЕС, четко говорят о том, что от российского газа, от российской энергии надо отходить.

Рассматриваются различные возможности поставки топлива и из США, и из Катара, а дальше просто отход от этого рынка. Если рынок — нестабилен, если поставщик непредсказуем, от него надо уходить, других путей нет.

А что касается самих тарифов для населения, с которыми столкнулись и поляки, и мы, то у нас беда в том, что энергоемкость наших домов очень высока. Мы потребляем фактически втрое больше энергии на квадратный метр помещения, чем потребляют поляки. В два с половиной раза… Поэтому при той же цене за газ, наши тарифы не могут быть более низкими. Каждый потребитель должен быть обеспокоен не тем, какой тариф, а сколько он потребляет того или иного ресурса.

Мы можем регулировать конечный счет, лишь потребляя меньшее количество ресурса за счет энергосберегающих технологий, за счет лучшего энергоменеджмента, за счет просто разумного потребления того ресурса, который у нас есть. И все у нас будет замечательно.

Беседовала Мария Щур, опубликовано на сайте Радіо Свобода

АРГУМЕНТ

 
 

Метки: , ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: